От «Пирогранита» до «Терракоты». Из книги Владимира Краснова «Керамический век Боровичей»

Пожары были сущим бедствием для огнеупорного производства. Горел, и не раз, самый «именитый» завод в Боровичах — завод князя Голицына, построенный им на землях поместья Лысцово, принадлежащего Коковцовым, из рода которых вышел будущий министр финансов России Владимир Николаевич Коковцев, занимавший этот высокий пост целое десятилетие, с 1904 по 1914 год, будущий председатель Совета министров. За помощь в финансировании строительства городского моста он был удостоен звания Почетного гражданина Боровичей.

С этим заводом связана легенда о народном умельце Матвее Веселове, открывшем секрет пирогранита и унесшем его с собой в могилу. Легенда, как и положено легенде, обросла со временем множеством разноречивых деталей и подробностей и в конце концов под пером Виталия Гарновского обрела форму документальной повести. Все есть в этой повести, которая называется «Огненный гранит»: и «басовитое нытье заводский гудков, заглушающих перезвон церковных колоколов», и тяжелая жизнь мастерового народа, и просвященный князь, и хитрый управляющий, и смекалистый Матвей, который, дабы не разгадали его секретов, нарочно путает глины, а в помощники берет глухонемого эстонца — этот не проболтается… И написана книжка талантливой рукой, и читается с интересом, но к тому, что было на самом деле, имеет весьма отдаленное отношение, поскольку достоверных сведений о Матвее Никитине, по-уличному Веселове, увы, нет.

Но пирогранит действительно выпускался на Голицынском заводе, и изделия из него на Всемирной выставке в Париже действительно были удостоены серебряной медали, которую получил из рук устроителей выставки брат Михаила Голицына князь Василий Голицын, руководивший производством в Боровичах. Наградной диплом, датированный 1889 годом, хранится в Боровичском краеведческом музее.

Завод «Пирогранит» выпускал плитку для облицовки зданий, которую маркировал словами: «Пирогранит», «Корона», «Шифер», «Рекс», «Гранит», «Пиро»… Этой плиткой отделаны фасады нескольких зданий в Боровичах, Любытине и Санкт-Петербурге.

История завода на этом не кончается. Он несколько раз, без большой пользы для новых хозяев, переходил из рук в руки. В 1893 году завод стал собственностью учрежденного в Париже акционерного общества «Франко-Русский пирогранит» с акционерным капиталом свыше двух миллионов рублей. Но большой капитал не стал залогом большого успеха, и завод был продан М.А. Ростену. Инженер успел создать «Товарищество инженеров и архитекторов «Пирогранит» М. Ростен и Ко», успед застраховать товарищество в Русском страховом обществе.

Следующую попытку реанимировать завод в 1903 году сделал надворных советник, инженер путей сообщения Георгий Павлович Старженецкий-Лаппа. Он выкупил завод, организовал акционерное общество «для производства облицовочного кирпича и других гончарных изделий в Боровичах».

Капитал акционерного общества составлял 250 тысяч рублей, 185 из них составляла стоимость имущества. Имущество завода состояло из каменного заводского здания в три этажа с гофманской печью на шестнадцать камер, котла, паровой машины, гидравлического пресса, двух дезинтеграторов, трех ручных прессов, кирпичеделательной машины, четырех обрезных станков для кирпичей, трубного пресса с подъемной машиной, элеваторов для глины, кирпича и песка и рельсовых путей по всем этажам. Было еще деревянное здание с паровой машиной, большим фрикционным прессом, двумя кирпичеделательными машинами и прочим инвентарем. И лаборатория для «испытаний песка и глины».

В 1905 году на заводе, который уже назывался «Терракота», работали пятьдесят человек. В изданном в том же году каталоге перечислены облицовочные изделия «для кладки и украшения фасадов зданий». Все шло хорошо, но через год выяснилось, что производство облицовочного кирпича зашло в тупик — спрос оказался ниже предложения. На собрании акционеров был назначен новый, «ангажированный» директор-распорядитель Густав Шмидт, который взялся изменить дело к лучшему в паре с новым директором Эрихом Барчем. Не справившийся с делами Старженецкий-Лаппа выбыл из общества по собственному желанию.

В новом каталоге завода «Терракота» за 1912 год уже значится только огнеупорный кирпич, шамот и глина. Кирпимч в зависимости от характеристик огнеупорности маркировался так: «Гранит», «Пиро», «Боровичи-А». Делали здесь и огнеупорный пористый, и кислоупорный кирпич.

К 1913 году завод постигла участь ТОПГИ. Константин Логинович Вахтер скупил 242 акции «Терракоты» из 250 у семьи Ротер из польского города Легница, которая к тому времени владела заводом, и стал полновластным хозяином «Терракоты», включив ее в свой собственный производственный цикл. Заводу предписывалось выпускать в год до восьми миллионов штук огнеупорного кирпича.

«Поглощение» Вахтером двух заводов на левом берегу Мсты — «Терракота» и ТОПГИ — сделало его монополистом на рынке огнеупоров России. В вышедшем в 1914 году «Справочнике фабрично-заводских предприятий» акционерному обществу Боровичского завода огнеупорных, кислоупорных изделий и канализационных труб (б. «Вахтер и Ко») дана следующая характеристика: «Акцмонерное общество владеет двумя заводами: один в Боровичах, другой на станции Латная в Воронежской губернии. Основной капитал — 3 миллиона рублей.

Двигателей — 10 паровых и один газовый. Рабочих — тысяча человек. Изделия — глина огнеупорная, кирпич огнеупорный, требы керамиковые для канализации и телефонов, кислоупорный кирпич, штейнгутовская посуда для химических и пороховых заводов.

Общество имеет контору в Москве на Мясницкой улице и представительства в Москве, Киеве, Самаре, Оренбурге, Харькове, Тифлисе, Варшаве и других городах Российской империи» (в справочник еще не вошли сведения о присоединении третьего завода — «Терракота»).

В последний раз Константин Логинович Вахтер председательствовал на собрании акционеров 24 марта 1916 года. Он был еще бодр, деятелен, полон замыслов и сил, и никому из присутствующих в голову не могло прийти, что следующее собрание (20 апреля грозного семнадцатого года) пройдет уже без него — некоронованного «огнеупорного короля России», что на этом собрании будет принято решение «о выделении 30 тысяч рублей на учреждение стипендии его имени или оное благое дело…».

Источник: Владимир Краснов//Керамический век Боровичей. — СПб; тип. Астерион. 2007. — С. 95-101

Комментарии к этой публикации закрыты.